Карта сайта

Департамент

Молод Инфо

Память Народа

Минобороны РФ

Кадровый центр

Инвентум

Крейсерно-парусная школа

МЦРЛ

История одного поиска

21.05.2016

История одного поиска

Более 70 лет экипаж старшего лейтенанта Ячменева числился без вести пропавшим...

Сводка Совинформбюро за 10 февраля 1943 года:
«В течение трех дней шли напряженные бои за овладение населенными пунктами близ города Краснодар. Части 353-й стрелковой дивизии захватили мост на Новороссийском шоссе и создали вокруг него крепкую оборону.
Войска Северо-Кавказского фронта взломали оборону противника и освободили станицу Старо-Мышастовскую, форсировав р. Кубань завязали бои за освобождение ст. Динской.

Правофланговые соединения 18-й армии форсировали Кубань в районе Пашковская и вынудили противника начать поспешный отвод войск из района Старо-Корсунская».

Всего через два дня будет освобожден Краснодар, но исход сражения за город уже был предрешен и гитлеровцы спешно отводили войска в направлении вновь создаваемого оборонительного рубежа, так называемой Голубой линии.

Важную роль в описываемых события играла авиация. Наши штурмовики и бомбардировщики под прикрытием истребителей постоянно атаковали колонны вражеской техники, движущиеся от Краснодара на запад. И не смотря на то, что город все еще оставался в руках противника, командование Красной Армии уже готовило планы освобождения всей Кубани. Для вскрытия глубоко эшелонированной обороны противника активно использовалась разведывательная авиация.
В книге С. Давтяна «Пятая воздушная» так описаны события этих дней:

«В ходе подготовки к наступлению отличились экипажи 742-го отдельного разведывательного авиаполка, которым командовал майор Н. Е. Сергиенко. Опытные командиры старшие лейтенанты И. Н. Киртон, С. Е. Лыхин, Н. Л. Рякин, А. В. Стариков, А. П. Ячменев и лейтенант В. Т. Шаповалов, совершившие более ста вылетов в тыл врага, вскрыли систему промежуточных оборонительных рубежей противника, определили направления и пути отхода его главных сил, места погрузки и разгрузки войск, установили аэродромы базирования вражеской авиации, обеспечили командование необходимыми разведывательными данными».
О значении и интенсивности работы разведывательной авиации в этот период можно судить по журналу боевых действий 5 Воздушной армии за 10 февраля 1943 года: всего произведено 50 боевых вылетов, из них 23 на разведку войск противника.
Не обошлось без потерь. Один из разведчиков — Пе-2 из состава 742 отдельного разведывательного авиационного полка, из боевого задания не вернулся, судьба экипажа была неизвестна.

Более 70 лет экипаж старшего лейтенанта Ячменева числился без вести пропавшим, пока в ходе разведывательного выезда поисковиками Краснодарской краевой общественной поисковой организации «Кубанский плацдарм» не было обнаружено место гибели самолета.

Все начиналось как обычно: поисковики проверяли информацию местного жителя Сергея, который будучи мальчишкой в конце 60-х годов видел торчащий в поле хвост самолета. За прошедшие с тех пор десятилетия местность сильно изменилась, появились оросительный канал и дорога, выкорчевали деревья и распахали поля. Тем не менее, Сергей уверенно привел поисковиков ККОПО «Кубанский плацдарм» на место падения. Как оказалось впоследствии, он ошибся всего на 50 метров. «Зацепившись» за веер мелких фрагментов самолетного дюраля, поисковики без особого труда смогли локализовать место удара самолета о землю. Оно располагалось в водосточной канаве между проселочной дорогой и пшеничным полем.

Перед поисковиками стояла задача идентифицировать тип самолета и по возможности установить его номер, при этом не повредить посевы. Чем глубже зарывались в землю, тем более невыполнимой казалась цель разведки. В конце концов при ширине раскопа всего полтора метра на глубине 4-х метров была найдена обшивка крыла самолета. Среди массивных алюминиевых и стальных конструкций, под сложенной стойкой шасси просматривался уходящий вглубь V-образный мотор с загнутыми лопастями. Обломки самолета были законсервированы в топливе и масле на протяжении 73 лет и прекрасно сохранились. Все, что не было зажато другими обломками, легко двигалось и откручивалось. Подобное состояние металла в наших местах - редкость. Стальные таблички на узлах и агрегатах сверкали как будто только что вышли из конвейера завода. Прекрасно читались даже чернильные штампы.
Визуальным осмотром удалось обнаружить продублированный в двух местах заводской номер мотора № 24-2383. Такая нумерация была характерна для моторов М-105РА, устанавливаемых на самолетах Пе-2. Теперь стало логичным сочетание боекомплекта 12.7 и 7.62 мм, который попадался в раскопе и соответствовал оборонительному вооружению пикирующего бомбардировщика Пе-2.
Расположение в земле конструкций самолета показало, что было раскопано правое крыло. Попытавшись расширить раскоп в сторону предполагаемого места расположения кабины, поисковики наткнулись на фрагменты ноги одного из пилотов и элементы парашютной системы. Чтобы не повредить посевы пшеницы, расширять раскоп приходилось методом подкопа снизу, что создавало угрозу обрушения верхнего слоя земли. Исходя из соображений техники безопасности было принято решение работы прекратить.
Вернувшись из экспедиции, первым делом поисковики изучили имеющиеся в наличии архивные документы и вскоре обнаружили упоминания о моторе М-105РА № 24-2383.
В соответствии с Приказом по 742 ОРАП от 02.01.1943 г. № 2, самолет Пе-2 № 10/147 с моторами М-105РА № 24-2378 и 24-2383, прибывший с завода № 22 в г. Казань 01.01.1943 г., заприходован по книгам самолетно-моторного парка полка.
Следующее упоминание об этом самолета встречается в Приказе по 5-й Воздушной армии от 13.03.1943 г.:
«Исключить из состава 742 ОРАП самолеты и моторы, потерянные при боевой работе:
… Пе-2 № 10/147 с моторами М-105РА № 24-2378, 24-2383, как не вернувшийся с боевого задания 10.02.1943 г....».
В донесении о безвозвратных потерях в частях 5 Воздушной армии за февраль 1943 года значится:
«742 отдельный разведывательный авиаполк (самолет Пе-2)
10.02.1943 г. не вернулся с боевого задания
1. Ячменев Леонид Петрович, старший лейтенант, командир звена, член ВКП(б) с 1942 года, 1915 г.р., уроженец Владимирского района Ивановской области.
2. Кожухов Николай Михайлович, старший лейтенант, штурман АЭ, член ВКП(б) с 1941 года, 1914 г.р, уроженец д. Хреново Рязанской области.
3. Воробьев Василий Иванович, младший лейтенант, начальник связи АЭ, член ВКП(б) с 1942 года, 1915 г.р., уроженец с. Верхняя Ярославка Рязанской области».
Экипаж был поистине героическим! Достаточно сказать, что командир - ст. л-т Ячменев, в период с октября по декабрь 1942 года был дважды награжден орденами Красного Знамени (Приказы по войскам Черноморской группы войск Закавказского фронта № 010 от 03.10.1942 г. и № 061/н от 30.12.1942 г.). Еще одним орденом Красного Знамени был награжден штурман экипажа ст. л-т Кожухов (Приказ по войскам Черноморской группы войск Закавказского фронта № 061/н от 30.12.1942 г.). Начальник связи эскадрильи мл. л-т Воробьев, выполнявший в этом вылете обязанности воздушного стрелка, Приказом по войскам Черноморской группы войск Закавказского фронта № 010 от 03.10.1942 г., был награжден орденом Красная Звезда. Наличие среди обломков самолета большого количества стрелянных гильз 12.7 мм от оборонительного пулемета УБТ, говорит о том, что мл. л-т Воробьев до последнего вел огонь по атаковавшим «пешку» истребителям противника.
В результате исследования заявок немецких пилотов о сбитых советских самолетах, удалось вычислить немца, сбившего нашу «пешку». Им оказался пилот 7./JG52 Ofw Grislawski Alfred. В 06:45 по берлинскому времени (07:45 по московскому) он заявил о сбитом им самолете Пе-2 на высоте 4000 метров в квадрате 85152, что полностью соответствует месту обнаружения обломков самолета.
Осенью, после уборки урожая, мы планировали вернуться на место гибели экипажа ст. л-та Ячменева чтобы извлечь из земли их останки и с почестью захоронить на одном воинских мемориалов. Но обстоятельства внесли свои коррективы: руководство агрофирмы решило пожертвовать 10 квадратными метрами урожая и разрешило провести поисковые работы накануне Дня Победы. 8 мая 2016 года на месте гибели экипажа была проведена полноценная экспедиция. Благодаря помощи администраций Холмского сельского поселения и Абинского района поисковые работы были проведены на самом высоком уровне. В экспедиции принял участие лично губернатор Краснодарского края Вениамин Иванович Кондратьев. Из Москвы прибыли внуки штурмана Кожухова, один из которых, тоже летчик, собственноручно с лопатой в руках наравне с поисковиками извлекал из земли обломки самолета деда.
В тот момент, когда со дна раскопа на поверхность извлекали мотор самолета, позвонила Галина Мастипан и сообщила, что ей удалось разыскать в Москве внуков командира экипажа Ячменева.
Единодушным решением родственников членов экипажа, поисковиков, руководства района и станицы было принято решение о захоронении останков членов экипажа на воинском мемориале ст. Холмская 22 июня с.г.

Яндекс.Метрика